Виталий Крохин: «Мечтаю увидеть возрождение мужского гандбола в России»

Недавно наставник таганрожцев Виталий Крохин ответил на вопросы газеты «Таганрогская правда». Публикуем полный текст этого интервью.

– Прежде всего, что вас, Виталий Павлович, побудило приехать в Таганрог?

– Меня сюда пригласили мои друзья, заинтересованные в развитии гандбола в городе. Еще в прошлом году. Таганрог мне давно полюбился. А моя жена – вообще в восторге от него, от его архитектуры, культуры, общей атмосферы.

– Известный в Таганроге ученый, профессор Анатолий Владимирович Непомнящий, в 77 лет продолжающий заниматься альпинизмом, считает, что для человека, занятого интеллектуальным творческим трудом, пора расцвета – после 70-и, когда и опыт накоплен, и продолжается личностный рост. Вы согласны?

– Конечно! Все здравомыслящие люди накапливают опыт предыдущих лет и поколений, и к накопленному что-то прибавляют. А мы, уже не раз бывало, всё разрушим, и начинаем с начала. Я, когда со своими подопечными общаюсь, и рассказываю им о развитии спорта в СССР, – они думают, что это – какие-то мифы. Хотя современные технические приемы базируются на той школе, которая была при Советском Союзе. Советский гандбол доминировал на международной арене. Поэтому, чтобы нашей команде выйти на достаточно высокий уровень, нужно взять всё положительное, что было там, и на этой базе делать прорыв.

Мы нынешним составом команды тренируемся только два месяца. А даже если очень хороших игроков собрать вместе, – этого времени недостаточно, чтоб они стали единой командой: их нужно подыграть. Они к тому же – из разных команд, из разных школ. Мы же по базовым моментам стараемся их привести к единому знаменателю в защите, в нападении. Поэтому приходится совершать насилие над отдельными личностями, чтоб они быстрее усвоили этот процесс. Вдобавок у некоторых – какой-то стереотип, которым они пользуются. Поэтому я и их прошу, чтоб они не останавливались на достигнутом, продолжали свое развитие, и говорю им, что и я вместе с ними прогрессирую. Они мне: «А в чем ваш прогресс?» «Так в том, – объясняю, – чтобы мне разными методами быстрее вывести вас на тот уровень, который мы прогнозируем, который необходим, чтобы побеждать. Я намного старше вас, но я тоже должен расти вместе с вами. Иначе у нас не будет движения вперед!»

– Наверное, для этого, кроме интеллекта, опыта и трудозатрат, нужно еще и много терпения?

– Еще бы! Обученному спортсмену достаточно сделать пару замечаний, – и он свои действия уже корректирует. А у нас есть молодые ребята, которые нуждаются в особом подходе: нужно еще найти способ, как им все объяснить, как им помочь раскрыть свой потенциал.

– Вы боксеров не тренировали. Но себя наверняка помните и как гандболиста, и как боксера. Не кажется ли вам, что боксер для тренера – гораздо более благодатный и благодарный материал, сродни податливой глине? В то время, как гандбольная команда сродни мрамору?

– В индивидуальных видах спорта легче: наставляя одного человека, можно быстрее добиться прогресса. У меня один из коллег занимался проблемами совместимости космонавтов. Есть теория, что нет больше трех совместимых между собой человек. А у нас только на площадке – шесть, вратарь – седьмой. И нам нужно у каждого раскрыть, развить его сильные стороны, нивелировать слабые: они есть у каждого. Но при этом их нужно еще и адаптировать, чтоб они в игре нормально взаимодействовали, а главное – качественно, чтобы с нами было трудно разобраться нашим противникам. В этом плане в индивидуальных видах спорта, если работаешь со спортсменом, имеющим хорошие данные, то с ним гораздо легче и быстрее можно достичь результата, чем с командой.

– То есть вы заранее знаете все трудности, и решаете их без особых проблем?

– Не совсем так. Если у меня есть время для совершенствования спортсмена, и я никуда не тороплюсь, последовательно с ним работаю, – мы можем опередить кого-то другого. Хотя все равно на это нужно время: природу не обманешь. Но если времени дефицит, – приходится в команду набирать не просто перспективных спортсменов, а уже по модели: какой человек на какое место нам нужен. Распределение по амплуа, с одной стороны, достаточно специфическое, с другой стороны, нынешний гандбол – универсальный, и каждый должен уметь играть не только на своем месте. И при этом нужно наладить командные взаимодействия. Так – в любом игровом командном виде спорта. Благодаря системе Лобановского очень прилично выглядел советский футбол – за счет работоспособности, организации игры, взаимозаменяемости. Нам, чтоб у нас был быстрый прогресс, нужно работать примерно по этим принципам. А когда появится опыт, и наши ребята овладеют приемами осмысленной и созидательной игры, и при этом каждый на своем месте будет представлять опасность для противников и по нападению, и по защите, – это уже будет ступенька к новому уровню совершенствования. В Суперлиге не сыграешь за счет отдельных моментов: нужна стабильность по всей игре. Я – сторонник того, чтобы спортсмены были достаточно подготовленными для самостоятельного решения большинства проблем на площадке: тренер туда не выйдет. Чтоб они были адаптированы, и чтобы лидеры были по защите и нападению, которые задают программы защите и нападению. А пока у нас – много проблем, в том числе – по взаимозаменяемости игроков. Ведь чем меньше замен, тем выше уровень организации.

– А у вас-то замен – гораздо больше, чем у ваших соперников!

– Вот поэтому у нас и получается некоторый сумбур. Если возьмем условно «Чеховских медведей», – они в игре идут, как по рельсам. А у нас получается некоторая неразбериха – из-за многочисленных замен. Грамотные противники этим пользуются, ловят нас на несогласованности.

– С другой стороны, у вас – больше творчества, чем, скажем, у главного тренера «Чеховских медведей».

– Главного тренера «Чеховских медведей», Владимира Салмановича Максимова, я знаю с юности: он при мне переходил в гандбол из баскетбола. Он и игроком был очень организованным, и тренером стал конкретным и организованным. И он не верит, что в короткий срок можно создать команду, которая будет многих обыгрывать в Суперлиге. Он считает, что для этого нужно время, как минимум – три-четыре года. Но мы-то хотим быстрее. А он мне говорит, что это невозможно.

– А совершить считающееся невозможным, наверное, особенно интересно?

– Интерес уходит на второй план. Я переживаю из-за того, что мы, в основном, проигрываем. А это – психологическая нагрузка не только на меня, но и на спортсменов. Не сплю по ночам, вспоминаю свои ошибки. А иногда уже снится, как играть, что делать. Может, это стоит отнести к моим недостаткам: человеку, который обладает мотивацией победителя, трудно рационально все оценить и понять, что просто не пришло еще время побеждать.

– Виталий Павлович! У вас – отличный состав оркестра, который, правда, еще только сыгрывается. Дирижер, он же композитор, автор музыки, исполняемой оркестром, – Виталий Крохин. Это все понятно. Непонятно только, кто же у вас первая скрипка.

– Первая скрипка – Александр Черноиванов – наш самый опытный игрок. Но я не согласен с тем, что я – автор музыки. Мы все-таки работаем в соавторстве с коллегами. Василий Филиппов был тренером «Спартака» и сам прошел школу Владимира Салмановича Максимова, был разыгрывающим, у него база – очень хорошая. Он у нас – и спортивный директор, и тренер; он вносит вклад в подготовку команды, в развитие взаимодействия игроков, в организацию нападения: у него – энциклопедическое образование в смысле организации игры; он – великолепный конструктор. И Роман Фитилёв, приехавший со мной из Краснодара, – тоже наш соавтор: он – тренер вратарей. А местный тренер, Алексей Карякин – талантливый специалист по ОФП и силовой подготовке, при этом он сам гандболист и знает особые технические и тактические моменты, знает, как общефизическую подготовку преобразовать в специальную работу для гандбола. И мы вчетвером постоянно совместно обсуждаем подготовку команды.

– Кроме физической и технической, нужна и психологическая подготовка?

– Обязательно! Тарасов перед командой пел гимн Советского Союза. Но если спортсмен психологически неустойчив, – его можно «передавить». Когда у Максимова спросили: «Владимир Салманович! Как вам удалось вдохновить команду на победу?» – он ответил: «Нашел слова, которые дошли до сердца спортсменов». То есть он знает, кого «накрыть», а кого успокоить. Есть игроки, которые родились бойцами: у них стремление к лидерству – в генах. А другой не имеет этого задатка, но работает над собой, над своим техническим и физическим совершенствованием, постепенно приобретает уверенность в своих силах; и многие из таких спортсменов потом играют не хуже, а порой и лучше, чем те, которые рождены бойцами. Когда мы даже с более сильной командой играем «мяч в мяч» и оказываем давление, – наши противники сами начинают ошибаться: психологически не выдерживают. А когда мы им даем гандикап в три-четыре мяча, – они, как более опытные, консолидируются и еще более уверенно играют.

– Почему у вас – такая длинная скамейка запасных, при этом некоторые её не покидают?

– Многие нынешние игроки, которые не прошли советскую школу, думают, что, если их чаще ставить в игры, – они будут лучше играть. А на самом деле, как показывает опыт, на соревнованиях 99 % спортсменов играют хуже, чем на тренировках. Так что молодежь пока что учим на тренировках.

– А должен ли главный тренер учить игроков команды?

– Мой предшественник, много лет руководивший таганрогской командой, Владимир Ярославович Симон говорит мне, что главный тренер не должен обучать игроков, что он должен делать команду и ее игру. Согласен. Но это – когда есть состав игроков, из которых можно делать команду. А если в команде есть перспективные, талантливые, но еще молодые, недостаточно опытные спортсмены, – с ними нужно работать. И мы с ними работаем – и я, и Василий Филиппов: доработки в конце тренировки, дополнительные броски. И даже Максимов, который в свою команду собирает сильнейших спортсменов со всей страны, говорит: «Лучше я сам себе подготовлю спортсмена. Потому что сейчас тренеры – не те…»

– Виталий Павлович! Вы вывели на высший уровень поочередно три женские клубные команды, а с женской сборной страны выиграли три чемпионата мира и завоевали «серебро» на Олимпиаде в Пекине в 2008 году. А с кем интереснее работать – с женщинами или с парнями?

– Особой разницы нет. Но женщины прилежнее. Их легче обучать. Они психологически более устойчивы. У ребят – шире арсенал, поэтому их труднее обучить в совокупности всем приемам. У них – больше возможностей, больший потенциал, но раскрыть его тяжелее.

– Вы – поклонник группы «Битлз», которая появилась на свет в 1960-м, когда вам было 13 лет. А когда вы с ней познакомились?

– Тогда же. Сразу. Мы еще были детьми, а уже их «ловили». Тем более, что я музыкой занимался.

– Текст их песен вы понимали?

– Я в школе и в институте немецкий изучал. И, когда мы ездили в Европу, он мне пригодился. Но и у «Битлов» отдельные слова и смысл их песен в целом понимал. А потом появились и переводы. Но мне их музыка нравилась тем, что она мелодична, ритмична, осмысленна, эмоционально насыщенна.

– Расскажете о ваших поездках в Европу?

– В советские времена ездили на турниры в Германию и Францию краснодарским клубом СКИФ. А у немцев – культ спорта. И они думали: «Да! Колхозники приехали!» А мы их побеждали. И во Франции всех обыгрывали. Внутри страны, в СССР, проводилось очень много соревнований, так что и молодых тренировали, и спорт высших достижений развивали. Тогда европейцы учились у нас. Это сейчас они доминируют. А как это случилось? – В 1990-е из нашей Суперлиги в Европу уехало 250 игроков. Отечественный женский гандбол вернулся на мировой уровень. Но я мечтаю увидеть возрождение и мужского гандбола в России.

– Сейчас у вас – черная полоса огорчений?

– Многое, действительно, огорчает. Гандбол из всех игровых видов спорта приносил Советскому Союзу больше всего медалей – и европейских чемпионатов, и мировых, и Олимпийских Игр. А потом все это рухнуло. Спорт, который был процветающим, который нас прославлял, потерял свои позиции. Сейчас государство пытается поднять гандбол. У него появился куратор от правительства – руководитель «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин, бывший гандболист. Федерацию гандбола России возглавил крупный бизнесмен из Новороссийска Сергей Шишкарёв. Какие-то средства на развитие гандбола выделяются. Но хотелось бы, чтобы обращали внимание и на такие города, как Таганрог, где спорт развивается благодаря энтузиастам, вкладывающим в него свои средства – бескорыстно, из любви к гандболу и к родному городу. Огорчают поражения нашей команды в нынешнем чемпионате. Хочется начать побеждать. Чтоб и самим вкусить сладость победы, и порадовать нашими победами и наших болельщиков, и наших спонсоров.

– Вы, сын советского офицера, наверное, не знали, что ваш День рождения, 19 августа, приходится на праздник Преображения Господня?

– Не знал. Я вообще об этом узнал только недавно.

– Значит, Бог вам помогал без ваших к Нему об этом просьб?

– Наверное. Но, когда мы ехали на игру в Волгоград, – нас благословил благочинный приходов Таганрогского округа отец Алексей Лысиков. И мы там, на выезде, победили – впервые в этом чемпионате.

– Желаю вам через три-четыре года побеждать в Суперлиге всех, включая «Чеховских медведей», бессменных чемпионов на протяжении вот уже 18-и лет. Это пойдет на пользу всему гандболу, включая самих же «Медведей», которые без конкуренции увязли в своем «золотом болоте».

– Мы должны это сделать раньше. Я, как и наши спонсоры, – максималист.

Беседу вел Владимир ПРОЗОРОВСКИЙ

 

Поделиться ссылкой:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • PDF
  • RSS
  • email
  • Add to favorites
  • В закладки Google
  • Print